Головна » Статті » Статьи
Репортаж со съемок фильма «Битва титанов»

Журнал Empire поделился в этот раз с КиноПоиском фрагментом статьи, посвященной долгожданной «Битве Титанов» Луи Летерье.

Ремейк «Битвы титанов», снятый режиссером «Невероятного Халка» со звездой «Аватара» в главной роли, обещает стать эпически чудовищным. В смысле — эпическим фильмом с чудовищами. На этот раз от Персея достанется самой горе Олимп…

К новой версии было написано несколько вариантов сценария (автором одного из них был Лоуренс Касдан), однако все краеугольные камни сюжета остались на своих местах: Персей, сын Зевса, должен обезглавить Медузу, ужасную женщину со змеями вместо прически, чтобы обратить в камень Кракена, чудовищного морского Титана, и спасти уготованную ему в жертву царевну Андромеду (теперь ее играет Алекса Давалос).



Однако у проекта сменился режиссер (Стивен Норрингтон по прозвищу «ЛВД» – Лига выдающихся джентльменов — ушел после того, как «Warner Bros. не впечатлил снятый мной материал; к тому же мне не позволили внести в сценарий необходимые изменения»), в связи с чем последовали неизбежные поправки, изъятия и добавления. Взять, например, гигантских скорпионов. В оригинале Калибос (Нил Маккарти), на тот момент еще просто коварный сатир, протыкает кинжалом мешок с головой Медузы. Капли ее крови превращают нескольких крохотных паучков в трехметровые кошмары, которые набрасываются на Персея и его спутников. В фильме Летерье мы увидим скорпионов, переименованных в «скорпиоков», намного раньше. И они будут намного, намного больше...

В конце июля, в день, когда EMPIRE был приглашен на съемки в Динорвике, Летерье снимает сцену прибытия героев на Стигийскую гору, где Персей должен узнать у трех слепых ведьм, как ему справиться с Кракеном. Сын Зевса взбегает по грубо обтесанным ступеням, три генератора дыма извергают то, что Корбоулд описывает как «тучи быстрого приготовления». (Ирония судьбы: на протяжении всего периода съемок Уэльс поливали дожди, а вот сегодня стоит ясная солнечная погода). По замыслу художника-постановщика Мартина Лэнга, зловещая темная стена каменоломни над головой Персея будет с помощью цифровых технологий дополнена жуткого вида скалой, внешне напоминающей огромный цепкий коготь.



Персея сопровождает целая свита: Ио (Артертон) в мехах и длинной юбке с разрезом до бедра; Драко и его спутники, телохранители Андромеды в красных плащах (кроме Миккельсена, это Лайэм Каннингем, Ханс Мэтисон и Николас Хулт); двое турецких братьев-воинов (Ашраф Бархом и Мулуд Ачур); квартет верблюдов, ворчащих и начинающих проявлять признаки неудовольствия, а также группа персонажей в одеждах цвета индиго с кривыми саблями и копьями; их лица покрыты кусочками древесной коры. Это джинны. «Луи видит их как древесных людей, они обрели бессмертие, когда заново сделали себе тела из дерева», – поясняет Конор О’Салливан, специалист по пластическому гриму, работавший над Джокером Хита Леджера.



Их вождь, шейх Сулейман (Йен Уайт), взбирается по Стигийским ступеням вместе со своими спутниками. В нем семь футов роста, он весь оброс корой и смахивает на помесь бедуина с энтом. Позади тяжело катится грузовик с изысканным паланкином, который смонтирован на шарнирах и украшен копьями, знаменами и парой огромных бивней мамонта. Под руководством специалиста по визуальным эффектам Ника Дэвиса (еще один выпускник школы «Темного Рыцаря») грузовик в окончательном варианте заменят сорокафутовой королевой скорпиоков, покорную воле джиннов и служащую Персею и компании впечатляющим транспортным средством. В этом фильме с гигантскими насекомыми не только дерутся, на них еще и ездят. Несомненно, философия «Битвы титанов» в варианте Летерье выражается девизом «Больше, лучше, круче». К вышесказанному Летерье и Уортингтон пожелали добавить слов «глубже», в особенности по отношению к самому Персею.



«Я просто хотел рассказать историю человека, — чуть позже говорит 36-летний Летерье, развалившись на кушетке в своем трейлере. — Так как я сделал в «Халке…» (имеется в виду его последний фильм «Невероятный Халк» — EMPIRE). Да, мне было очень интересно ставить битву с огромным монстром в конце фильма, но куда больше меня интересовала человеческая сторона. Если в тебе заложено нечто особенное, как ты с этим справишься? Что бы случилось, если бы нежеланное божественное начало в Персее довело его до крайности? Ну, типа как Халка?»

Так что же, Летерье и в самом деле видит своего Персея кем-то вроде античного Брюса Баннера, которого вместо гамма-облучения терзает ненавистное ему божественное наследие? «Точно! Он все это просто ненавидит. Персей – герой с внутренним конфликтом. Это же намного лучше, чем «настоящий» герой, тот Персей из оригинала, который с распростертыми объятиями принимает все дары Зевса и использует их как оружие».



Уортингтон безоговорочно согласен с ним. «Ну просто всеобщий любимец, эдакий великий герой, пример для молодежи, — с презрением отзывается он о Персее Хэмлина. – А мне это совсем не нравится. По-моему, когда мой Персей отправляется в поход, он такой типа помпезный громила. Его семью убили боги. Он просто как Чарльз Бронсон! Он хочет отомстить, а для этого надо замочить Кракена. Чтобы замочить Кракена, надо замочить Медузу. Чтобы достать Медузу, надо сначала разобраться с ведьмами. А уж после того как Персей наваляет Кракену, придет черед всех этих гребаных Аидов, Зевсов и иже с ним. Но в процессе он волей-неволей учится подавлять свою ярость, учится просить о помощи. Вот это и делает его настоящим героем. Герой – это не тот, кто ведет людей за собой, герой – это тот, кто сидит с ними в окопах».



Можно сказать, что путь ремейка «Битвы…» был не менее тернист, чем путешествие уортингтоновского Персея. Прежде всего, Летерье пришлось продолжать работу, начатую Норрингтоном, хотя о своем предшественнике французский режиссер говорит только хвалебные слова («То, что он снял – это просто великолепно, потрясающая концептуальная работа, так что переход получился просто без сучка, без задоринки»). К тому же график работ для такой большой постановки оказался необычайно жестким. «Сроки были очень, очень сжатыми», — говорит продюсер Крис де ла Нуа. Warner Bros. горели желанием выпустить «Битву Титанов» в марте. «Эту дату нежно называют «Днем трехсот спартанцев», — поясняет продюсер. По его словам, «работа над фильмом свелась к двум этапам — подготовительным съемкам и пост-продакшну, причем оба они были короче, чем обычно». «По правде говоря, пост-продакшн идет прямо сейчас, одновременно с нашими съемками, что впечатляет!» — говорит де ла Нуа.



Вдобавок во время переговоров с Лайамом Нисоном о роли Зевса произошла трагедия: жена Нисона, Наташа Ричардсон, погибла, катаясь на горных лыжах. «Я думал, он откажется, — говорит Летерье, — но мы ждали. Я сказал: «Всем оставаться на местах, мы ничего не делаем. Он даст нам знать». Понятно, что Летерье был против повторного кастинга, он чувствовал, что Нисон лучше всего сработается с уже набранным актерским составом, особенно с Рэйфом Файнсом. «Если бы взяли кого-то еще из великих, скажем, Мэла Гибсона, с этим составом возникли бы проблемы, потому что, понимаете, для Мэла пришлось бы многое переделывать. Поэтому мы решили подождать.



Как оказалось, Лайам был в восторге от проекта и очень хотел участвовать в нем. Вообще, собственные дети попросили Лайама сняться. Так что на самом деле он пошел на это ради своих детей». И, наконец, сами съемки тоже шли нелегко. Летерье не пожелал идти «путем «Трехсот спартанцев» — чистенькая работа в павильоне и девяносто процентов компьютерной графики; он хотел снимать фильм на натуре, визуально в духе «Братства кольца». Он вспоминает: «Во время кастинга я сказал: «Должен вас предупредить, что фильм большой, сроки жесткие, море визуальных и практических эффектов, ветер, дождь, грязь, дым и тэ дэ и тэ пэ. Вы все на свете проклянете!»



«По-моему, он с бабуинами лучше обращается, чем с нами, — подтрунивает над режиссером Уортингтон. — Он меня нанял, потому что я дешево стою и к тому же я австралиец, мне типа не впервой в дерьме ковыряться!» То, что сниматься у Летерье физически труднее, чем у Джеймса Кэмерона в «Аватаре», неудивительно, однако Уортингтон настаивает, что и на съемках «Терминатора: Да придет спаситель» ему было полегче. Но он не жалуется. «Фильм такого калибра, настоящий эпос, должен сниматься именно так — в самых разных изумительных местах. Ты знаешь, что будешь по уши в грязи, что промокнешь до нитки, но без этого не было бы так весело!»

Empire, ноябрь 2009

Категорія: Статьи | Додав: BUMER_______(UA) (26.01.2012)
Переглядів: 564 | Теги: статьи | Рейтинг: 5.0/1