Головна » Статті » Рецензии на фильмы
Рецензия на фильм «Шпион»

Посмотрев фильм "Шпион”, поставленный режиссером Алексеем Андриановым по "Шпионскому роману” Бориса Акунина (он же Г.Ш.Чхартишвили), возникли вопросы: как так получилось, что вполне бодрый и динамичный поначалу фильм скатился к концу в унылое говнище? Будучи по природе человеком веселым и язвительным, я сразу включил разгуляйское воображение и представил, как же такое могло произойти. О чем, собственно, ниже.

- Что? Ты чего сказал такое, мелочь пузатая? - кипел от возмущения писатель Григорий Шалвович Чхартишвили, он же Борис Акунин. Молодой режиссер Алексей Андрианов смущенно глядел в пол.

- Ну так ведь и правда роман у вас дурацкий, Григорий Шалвович, - робко говорил он. - По такому нормальный фильм не построишь.

- Че??? - Григорий Шалвович искренне недоумевал. - Да этот "дурацкий” роман знаешь каким тиражом продался? Тебе не снилось!

- Не снилось, - согласился режиссер. - Но если такое экранизировать, получится очередной "Штрафбат” и "Предстояние”.

- А что, собственно, такого плохого в "Предстоянии”... - начал было Григорий Шалвович, но встретился глазами с режиссером и временно затих.

- А давайте...- задумчиво сказал Алексей Андрианов. Мнимый Борис Акунин с надеждой посмотрел на него. - Давайте, может, добавим в сюжет толику альтернативной истории?

- Это как? - не понял писатель.

- Ну, знаете, как в сериале "Фрынч”, например, есть альтернативная вселенная, там башни-близнецы до сих пор стоят, Статуя свободы - не зеленая, а оранжевая, нет овец и ФБР, а по небу летают грузовые дирижабли. Давайте и мы что-то такое сделаем - пускай у нас, например, Дворец Советов будет построен. Или там приборы ночного видения будут работать. Или видеочат в 1941 году появится.

- А что, поможет, думаете? - поморщился писатель.

- Ну прикольно же! - возбужденно воскликнул Алексей Андрианов. Новая идея захватила его. - Сидит такой Сталин на вершине Дворца Советов как Кинг-Конг на Эмпайр-Стейт Билдинг, смотрит на москвичей сверху. Большой брат следит за тобой! А потом такой Гитлер чатится с Канарисом, например, посылает ему смайлики. Здорово же! Необычно!

Григорий Чхартишвили вздохнул.

- Ну, это стилистика. Главное, чтобы основной сюжет не тронули.

- Основной - это да, это останется, - отчего-то погрустнел режиссер. - У меня тут, кстати, несколько вопросов по нему, по сюжету, появилось. Не могу понять.

- Что еще? - высокомерно спросил Борис Акунин.

- Ну вот например... Внедренный немецкий агент - он ведь уже давно находился в ССС? Так откуда он узнал свое задание? Или вот - зачем немцам понадобилось забрасывать в Москву радиста? Или как Дорину удалось за один короткий сеанс связи в Абвером достичь полного взаимопонимания с немецким командованием?

- Что за ерунду вы спрашиваете, - фыркнул писатель.

- Или вот - Федор Бондарчук... его герой ведь по сюжету был репрессирован, сидел в лагерях, подвергался пыткам... Откуда у него такой отменный загар? Кстати, он ведь совсем не знает немецкого, говорить на нем не умеет - как он опознает в речи Дорина баварский акцент?

- Чепуха! - презрительно сказал Борис Акунин.

- Да, конечно... Троллейбус, сброшенный вместе с пассажирами с моста, чтобы скрыть факт гибели немецкого связного - для чего это? Ведь можно было подстроить пьяную драку или ограбление, гораздо правдоподобнее бы вышло. Да даже если бы немцы и заподозрили что-то - наверняка бы просто отложили операцию, законсервировали своего агента - а это СССР только на руку.

- Ха! - проговорил Чхартишвили, закуривая трубку.

- Сталин и Берия, опять-таки... Какими-то они идиотами выглядят. Один мочит людей почем зря, другой верит Гитлеру на слово. Этого я кстати вообще не понял. Агент ему такой: Гитлер дает честное слово, что не нападет на Союз до 1943 года. Войны не будет! Сталин: А почему я должен ему верить? Агент: Если бы я хотел вас убить, я бы вас уже давно убил. Сталин: А, да, убедительно. Ну, не будет войны, значит, не будет! Договорились! Где тут логика?

- Это же тиран, откуда у него логика? - резонно заметил Акунин, выбивая трубку. - Другие вопросы есть?

Алексей Андрианов взлохнул. Вопросы у него были, но было ясно, что писатель так же блестяще ответит и на них тоже.

- Вопросов нет, господин Акунин, - сказал он. - Разрешите снимать?

- Разрешаю, - с акцентом сказал Григорий Чхартишвили. - Идите, товарищ Андрианов. И помните: других сценариев у меня для вас нет!

Категорія: Рецензии на фильмы | Додав: BUMER_______(UA) (29.06.2012)
Переглядів: 311 | Рейтинг: 5.0/1