Головна » Статті » Рецензии на фильмы
Рецензия на фильм «Шпион, выйди вон!» / Tinker Tailor Soldier Spy

Я, признаться, неравнодушен к синематографу. Полюбил его еще отроком, когда к нам в Петербург изволили приезжать братья Луи-Жан и Огюст Луи Мари Николя. Особенно мне привлекала "Вольтижировка”, поистине незабываемое было зрелище. Да и время, господа, было, что за время! Одна тысяча восемьсот девяносто шестой год от Р.Х., тишь да гладь, да божья благодать, только бомбисты пошаливают. Едва-едва состоялась коронация императора Николая Второго, коего еще не назвали Кровавым, никаких войн и революций, на манер ля бель, если позволите, Франс. Житьишко было!

Вскоре, однако же, произошло престранное событие. Когда я, к тому времени уже заядлый синефил, посетил в одна тысяча девятьсот восьмом году синематографический показ артиста Сашина, прихватив для верности "Альгамбру” сочинения господина Уошингтона Ирвинга (а также осьмириковый полуштоф коньяку для некоторого увеселения), сеанс настолько увлек меня, что, не окончив коньяк даже наполовину, я неожиданно погрузился в глубокий и здоровый сон.

Выпутавшись постепенно из объятий Морфея, я удивлением обнаружил, что обстановка синематографического театра изменилась до неузнаваемости, и показывают там уже, по всей видимости, совершенно иное произведение. Полуштоф, правда, остался на месте. Выдохнув живительные пары этого, как говорят, la boisson divine, le nectar des dieux, я присмотрелся к происходящему на экране внимательнее. Представление, насколько я мог судить, носило комическое название "Шпион, выйди вон!”, повествовалось же там о британских тайных агентах, конспирирующих против нашего в равной степени несчастного и богоспасаемого отечества. Впрочем, к британцам я еще с японской войны питаю самую искреннюю приязнь, ведь кто, как не они, пришли тогда на помощь беззащитному микадо? Протянули, если мне будет позволено метафорировать, изящную англосаксонскую руку отважному мозолистому самураю? Эти обстоятельства призвали меня вглядеться в безупречно белое полотнище экрана еще внимательнее.

Завсегдатайствовал там, главным образом, изысканный джентльмен, выпестованный аристократ, господин Георг Смайлей, коего играл выдающийся бритт, артист Гари Ольдман. После неблагополучной кончины своего шефа Контроля, сей Смайлей продолжил его нелегкую ношу в деле противостояния нашему Третьему отделению Е.И.В. канцелярии. Жандармы российские, имею сказать, проявили здесь себя весьма не с лучшей стороны - все хамы отъявленные, до единого. Тут мне стало даже отчасти стыдно за экспедиторов - ну куда же мы рядимся с таким вот свиным рылом в калашный ряд лучших тайных канцелярий мира? Разве нам годится супротив англосаксов? (я и сам немного англосакс). Потом, однако, я увидел, что события происходят в далеком будущем, в целом 1974 году от Р.Х., и немного успокоился. Кинофильм, таким образом, оказался научной фантастикой, на манер сочинений господина Герберта Уэллса о путешествиях во времени.

Противником Смайлея оказался русский немец по имени Карла, шеф не менее чем Первой экспедиции, насколько я могу судить, а то и всего Третьего отделения, как легендарный сатрап далекого прошлого, граф А.Х.Бенкендорф. Сей интриган умудрился ранее запугать какого-то мелкого чиновника, коллежского асессора, быть может, или кто у них там в Британии за асессора может сойти - и принудил его шпионить за своими товарищами в интересах - вы только подумайте! - Российской Империи. Какое низкое коварство. Quelle honte! Благо случилось так, что у Смайлея тоже был свой шпион среди русских шпиков - джентльмен он и вправду, кажется, был предусмотрительный. По сим причинам он и смог в конце концов найти негодяя-шпиона и предать его справедливому британскому суду, выстрелив пулю в голову. Никак иначе с мерзавцами, согласившимся шпионить в пользу России, нельзя - таково мое мнение, как интеллигентного и образованного человека.

Должен заметить, что кинофильм производит весьма благоприятное впечатление. Господа британские разведчики вразвалку ходят по своим личным делам, неспешно управляют аэропланами и автомобилями, заходят в дома и ресторации, звонят по телефонам, листают формуляры с циркулярами и иными способами проводят свое рабочее время. Все это волшебное действо сопровождается прекрасной музыкой - к сожалению, не разобрал лица тапера, игравшего за кулисами, но музыкант он, по всей видимости, и в самом деле выдающийся.

На этом благородном фоне российские шпики выглядят омерзительно. Они только и умеют, что стрелять из револьверов в висок и спину да перерезать горла своими огромными разбойничьими ножами. Да и лица до чего разбойничьи! Выпустите таких на большую дорогу - зарежут всех, за копейку зарежут! Вся ваша жандармерия - это гога и магога, одно слово. Неудивительно, что цивилизованная Европа (и даже Североамериканские штаты, что, впрочем, и понятно - глухое захолустье!) находится в ужасе от этих - в буквальном смысле - головорезов. И только этот ваш Карла может отчасти сойти за приличного человека. Да и то - при личной встрече у господина Смайлея зажигалку ценную попятил. Воистину жулик какой-то, прости господи.

Однако же, самое прекрасное в фильме - это беседы! Да-да, милостивые судари, в фильме имеется звук (признаться, ранее мне говорили, что господин Томас Эдисон нашел способ делать кинофильмы со звуком, но я по дремучести своей полагал, что рассказчики эти какие-то эдакие пули отливают. Неправ был, признаю, неправ, и прошу простить великодушно). Правда, очевидно, из-за трудностей, сопровождающих создание первых звуковых кинофильмов, говорят в фильме немного. Но и это уже истинное чудо, господа! Un vrai miracle merveilleux! Поистине, технический прогресс движется семимильными шагами.

Подытоживая вышесказанное, вынужден отметить, что кинематограф Британской империи в буквальном смысле опережает свое время - если бы я не знал, в каком времени живу, то вынужден был бы предположить, что кинофильм сняли году эдак в одна тысяча девятьсот - страшно представить - тридцать пятом, и переправили его к нам какой-нибудь временной контрабандой, настолько он лепо и приглядно выглядит.

Снова-таки, к большому моему сожалению, окончание моего знакомства с современным синематографом снова вышло скомканным. Покончив с коньяком, я заприметил бедно одетого человека, пробиравшегося вдоль зрительского ряда. Заключив по его одеянию, что бедолага, должно быть, сильно нуждается, я широким жестом протянул ему почти пустой полуштоф и сказал что-то вроде: "Угощайся, голубчик, не стесняй себя!” В ответ же этот лиходей не придумал ничего лучше, чем стукнуть меня кулаком по голове. А ведь я ей не только думаю, но и изготавливаю, а затем и продаю интеллектуальный продукт своей деятельности. Очнувшись спустя несколько времени под креслом, я обнаружил, что злодея и след простыл, а фильм артиста Сашина необъяснимым образом закончился. Собравшись с духом и своими пожитками, я заторопился домой.

Искренне ваш, Аркадий Исаевич Боборыкин, интеллигент, губернский регистратор XII класса.

Категорія: Рецензии на фильмы | Додав: BUMER_______(UA) (29.06.2012)
Переглядів: 253 | Рейтинг: 5.0/1