Головна » Статті » Рецензии на фильмы
Рецензия на фильм «Терминал» / The Terminal

Что-то я в последнее время увлекся литературными пародиями. Рецензию на порнушку «Роковой слуга» написал в стиле Зощенко. Народу понравилось, получил много хороших откликов. Поэтому решил забабахать еще одну такую себе стилизацию, под Евгения Гришковца. На фильм «Терминал», с Хэнксом. Надо бы, конечно, написать скорее рецензии на «Волкодав» и «Дежавю», тем более, там есть что сказать, но они, эти фильмы, немного не подходят для рассуждений в духе Гришковца. Поэтому был выбран случайно, в общем-то, отсмотренный фильм «Терминал». Однако, начнем, хе-хе.

(На сцене стоит обычный стул, деревянный или металлический. Еще стоит тележка для дорожной клади, которая используется в американских аэропортах. Сгодится и обычная тележка для продуктов из супермаркета. На сцену выходит Рассказчик. У него в руках летная фуражка.)

Рассказчик: Три дня назад… или четыре… или два… В общем, я посмотрел такой фильм… не знаю как сказать. То есть не то чтобы фильм даже… хотя это фильм, конечно. Но я его посмотрел, и теперь… как бы сказать. Он не то чтобы меня поразил, или сказал мне то, чего я не знал до этого… то есть я все, что там было сказано, и не только мне, а вообще… я это знал все. Я же не маленький подросток, который не знает вообще ничего в этой жизни… хотя подростки даже этого не знают… И вот там, в фильме, там было что-то такое, что не то чтобы поразило меня, или удивило, а… не знаю.

(Рассказчик надевает на голову летную фуражку, но тут же ее снимает)

Там, в этом фильме, снимается Том Хэнкс. Вот все говорят «Том Хэнкс», еще что-то… а мне вот как-то он никогда не особо не впечатлял. В «Форресте Гампе» у него была очень хорошая роль… еще где-то, но уже похуже… в «Изгое», наверное…или в «Рядовом Райане»… скорее даже в «Рядовом», потому что «Изгой» - он очень длинный и непонятный… А кроме этого вроде бы ничего и не было. Нет, я не в том смысле, что он плохой актер. Он хороший актер, Хэнкс. Даже если бы он ничего, кроме капитана Миллера в «Райане» не сыграл, он бы все равно был хорошим актером… Не знаю… мне просто почему-то его лицо не нравится, такое, знаете, у него какое-то нехорошее лицо, жестокое что ли… не возникает симпатии. Вот ничуть бы не удивился, если бы оказалось, что он – скрытый, тщательно законспирированный маньяк-убийца. И не в кино, а по жизни. Не знаю.

А в «Терминале» Хэнкс играет пассажира из воображаемой восточноевропейской страны Карякии. Или Казякии, не знаю… Она там не важна совсем, страна. Но там идет война, в этой его стране…наверное, это привычное и узнаваемое состояние всей Восточной Европы в глазах американских жителей и особенно продюсеров. И зовут теперь Хэнкса не Томас, а Виктор. И фамилия Виктора теперь совсем не Хэнкс, а Наворский. И вот этот Виктор Наворский приезжает в Америку с одному ему известной целью... И в это самое время в его родной Кужарии происходит военный переворот. Военный переворот – это когда военные переворачивают законно избранного президента вверх ногами и вспарывают ему живот от уха до уха. И рулят потом страной сами, без президента.

А в Североамериканских Штатах действует такое жестокое правило – не признавать страну, если в ней произошел переворот, несанкционированный США.

(Рассказчик начинает энергично ходит по сцене, помахивая фуражкой).

…вот в Грузии, Украине, Киргизии все прошло по плану, потому эти страны были признаны мгновенно. А в Абхазии, наоборот, не по графику, потому с Абхазией пока вопрос нерешен. И это очень интересно… захватывающе даже, как такие противоречивые вещи уживаются в одной, самой демократической в мире стране. ОдноврЕменно. Или одновремЕнно.

Но в фильме дело обстоит сложно – Виктор Наворский-Хэнкс лишается возможности получить визу на въезд, пока США не признает его страну. А когда это произойдет, неизвестно. А пока он живет где придется, то есть в международной зоне. То есть в аэропорту.


И вот фильм идет часа два. И практически все два часа Наворский живет в аэропорту… иногда он бегает по залу как спринтер и собирает тележки для багажа, которые ставит потом в стойла и получает за это 25 центов… (Рассказчик надевает фуражку, берет тележку и показывает, как это делает Хэнкс в фильме) …и покупает на них двойные гамбургеры во встроенных кафешках… иногда штукатурит стены и выкладывает из осколков мозаики дацзыбао на своем матряшском диалекте… но в основном он просто ждет. И чего он ждет, сказать сложно. Не знаю.

(Рассказчик подвигает к себе стул, и садится на него, показывая, как Хэнкс-Наворский чего-то ждет. Фуражку он может снять и положить на колени, или оставить ее на голове, или выбросить за сцену, больше она ему не понадобится).

С точки зрения женщин, фильм это очень глубокий, он им что-то там показывает и объясняет. Наверное, каким упорным и терпеливым в достижении целей нужно быть… или как можно зарабатывать деньги, собирая тележки в зале аэропорта… или еще что-нибудь. Может быть, некоторые женщины проливают слезу над Виктором Наворским, который безуспешно клеит стюардессу… то есть не то чтобы клеит… а так… кормит ужином на сэкономленные 25-центовики, беседует про всякое… блещет выученным по гламурному журналу английским… что-то вот такое там на экране происходит, малопонятное. А в конце, когда оказывается, что Витя приехал в Америку за автографом для своего мертвого отца, многие начинают биться в истерике и восторженно что-то восклицать. Иногда это происходило при мне, и это было ужасно, даже хуже, чем тот случай, когда я служил на тихоокеанском флоте и однажды съел приготовленную моим корейским знакомым собаку… это… это унизительно. Там соплей очень много потому что.

(Рассказчик встает со стула и размеренно шагает по сцене, оживленно жестикулируя).

А с фактической стороны фильм вообше не лезет в ворота… даже в широкие кованые ворота моего воображения… даже резвого моего воображения… Я не знаю, как такое можно было придумать… не знаю. Не то чтобы я удивляюсь… нет. Удивляться нужно человеку лет до восемнадцати с половиной, потом удивлялка ломается. Я так… немножко недоумеваю.

Разве нет в Америке службы, которая могла бы разрешить викторову проблему? Почему он целый год живет в аэропорту, даже не пытаясь обратиться к кому-нибудь? Почему он никуда не звонит, не пишет, не спрашивает? Почему он в конце концов не улетает обратно домой? И для чего в сценарии вообще появилась стюардесса, которую Виктору так и не удалось склеить?

Актерская работа фильма не спасает…по одной простой причине – ее там нет. Виктор Наворский - это один в один Хэнкс в фильме «Изгой», тот же типаж выживания на необитаемом острове, только какой-то более топорный… менее искусный…что особенно удручает, потому что даже в «Изгое» актерская работа впечатляла не сильно. А тут, получается, и совсем грустно. Особенно разозлила эта так называемая походка, которую Витя демонстрирует каждые три секунды… такой какой-то Чарли Чаплин в атаке, я не знаю… это так все жители его родной Ижмерии так ходят? Неясно, нет.

Катерина Зета-Джонс, которая пытается играть стюардессу, тоже какая-то никакая. Для чего она вообще попала в фильм – я так и не понял. То есть не то чтобы я говорил, что она там не нужна… она там нужна… она симпатичная такая довольно… приятная женщина. Но для чего? – этого я не понял. И жаль.

И еще мне очень не понравилась эта обязательная сцена в американском фильме… когда русский турист встал перед начальником аэропорта на колени. Я думаю, это как-то так реализуются скрытые американские комплексы – поставить русских на колени…Фрейду здесь было бы что сказать, наверное…не знаю.

Поэтому фильм, который получился – это по-моему пустышка. Ничего там нет… ничего такого, на который стоило бы смотреть… вот так. Извините, что с опозданием посмотрел, он старый вообще-то, фильм. Но вот так получилось… вот так. Неправильно? Может и неправильно, конечно… не знаю. Не знаю.

(сцена медленно погружается в темноту. Рассказчик пожимает плечами, качает головой, и отходит в глубину сцены)



Джерело: http://kino-zl.org.ua/load/16-1-0-104http://kino-zl.org.ua/load/16-1-0-104
Категорія: Рецензии на фильмы | Додав: BUMER_______(UA) (23.01.2012)
Переглядів: 354 | Теги: Терминал | Рейтинг: 5.0/1